Экзогенно-органические расстройства - Медицинский справочник

Экзогенно-органические расстройства

Правомерен вопрос, позволяют ли различия в этиологии экзогенно­органических психических расстройств выделять соответствующие нозологические рубрики. Прежде всего следует отметить, что вооб­ще не корректно говорить о нозологической самостоятельности лишь одного, к тому же второстепенного компонента патологии. Так, боли в области сердца бывают обусловлены разными соматическими забо­леваниями и в зависимости от этого имеют некоторые особенности, но никто не возводит эти кардиалгии в ранг нозологических единиц.

При экзогенно-органической патологии речь идёт лишь о психическом (психиатрическом) компоненте соматоневрологических расстройств. Точно так же не может претендовать на нозологическую самостоятель­ность соматоневрологический компонент функциональных психичес­ких расстройств. К нему относятся органные неврозы, разновидности тикозных или кататонических расстройств, конверсионной симптома­тики. Нельзя сказать, чтобы различия в проявлениях психического ком­понента при соматоневрологической патологии не имели клиническо­го значения: такие проявления экзогенно-органических расстройств, как астения, оглушение или деменция, должны дифференцироваться, поскольку нуждаются в разных медицинских мерах. Однако подтверж­дением безосновательности нозологической самостоятельности и диф­ференцированное экзогенно-органических расстройств служит тот факт, что конкретная клиническая картина здесь определяется скорее темпом, объёмом и локализацией поражения, нежели её этиологией. В этом отношении не является исключением и «эталон» нозологи­ческой единицы в психиатрии — прогрессивный паралич. Отказывая в правомерности нозологической самостоятельности психического компонента соматоневрологической патологии, нельзя, разумеется, ут­верждать, будто она сама в целом не подлежит нозологической оценке. Например, опухоль мозга и старческое слабоумие — разные нозологи­ческие единицы в неврологии, а рассматривать психические наруше­ния при них в качестве нозологически самостоятельных нет оснований. Равным образом вегетативные нарушения деятельности тех или иных внутренних органов нозологически не самостоятельны, при том что на это могут претендовать (пусть и без достаточных оснований) разные виды лежащей в их основе функциональной психической патологии.

При анализе психических расстройств у больных с органической патологией мозга и экзогенными вредностями целесообразно разде­льно оценивать разные типы симптоматики. Один вид психических расстройств развивается при наличии органической (или экзогенной) вредности тем вероятнее, чем она тяжелее. К нему относятся истин­ная астения как облигатный симптом, а также оглушение, синдром дефицита внимания с гиперактивностью (минимальная мозговая дис­функция), слабоумие, мнестические нарушения. Не только наличие, но и выраженность этих расстройств коррелируют с тяжестью орга­нического или экзогенного воздействия. Например, чем массивнее травма мозга, тем глубже оглушение, протяжённее кома, интенсивнее последующая астения. Сходным образом с органическим поражением мозга и его локализацией можно связать неврологическую симптома­тику, включая судорожные синдромы, а также очаговую (нейропсихо- логическую) симптоматику, такую как афазии, агнозии, апраксии и пр. Расстройства сознания, памяти и интеллекта могут иметь и функцио­нальное происхождение, возникая в связи с психотравмирующей на­грузкой, приводящей к расстройству у лиц со слабым типом высшей нервной деятельности (конверсионно-диссоциативная симптоматика: сумеречные состояния, амнезии, псевдодеменция). Здесь корреля­ции между тяжестью психотравмы и психического нарушения может и не быть. Например, сумеречное расстройство сознания может разви­ваться в рамках эмоционально-шоковых реакций, при незначительных психогениях или вообще в отсутствие предшествующих психогений в рамках аутохтонных депрессий разной тяжести. Разумеется, конкрет­ные проявления конверсионно-диссоциативной симптоматики могут иметь существенные отличия от симптоматики органического проис­хождения (см. раздел «Психиатрические симптомы: истерическая и фун­кциональная неврологическая симптоматика»).

Свойственные соматоневрологической патологии психические на­рушения (астения, оглушение, слабоумие) представляют собой негатив­ную симптоматику (снижение или выпадение психических функций). Поскольку негативная симптоматика характеризует и функциональные расстройства, для дифференциального диагноза необходимо установить не просто дефицит в эмоциональной или когнитивной сферах, сниже­ние восприятия, а общий или парциальный характер недостаточности, её динамические характеристики. В этом смысле можно говорить о но­зологической специфичности «окраски» симптоматики. Так, даже в рам­ках олигофреноподобного дефекта функциональной природы обнаружи­вается избирательность в нарушении разных сфер интеллекта. Дефицит эмоций функционального происхождения, как правило, неравномерен и не вполне стабилен; даже у больных шизофренией в конечной стадии наблюдаются неожиданные эмоциональные реакции по поводам, ко­торые не всегда объективно значимы. Негативная симптоматика экзо­генно-органических расстройств обнаруживает нестабильность только вследствие изменений в соматоневрологическом состоянии. Например, изменения в мозговой ткани при сосудистых поражениях более динамич­ны, чем при атрофических процессах, чему соответствует более заметная подвижность негативной симптоматики в первом случае. Избиратель­ность нарушений восприятия — один из дифференциально-диагности­ческих критериев конверсионной симптоматики, отличающих её от пос­ледствий органического поражения мозга. Особая разновидность функ­циональной когнитивной недостаточности — снижение продуктивности мыслительных процессов за счёт опять-таки селективного нарушения их организации: непоследовательность (например, соскальзывания), от­сутствие целенаправленности (резонёрство), неполнота использования имеющихся собственных интеллектуальных ресурсов (некритичность).

Поделитесь ссылкой:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить