Расстройства восприятия. Рефлекторные и функциональные галлюцинации - Медицинский справочник

Расстройства восприятия. Рефлекторные и функциональные галлюцинации

Галлюцинации функциональные — слуховые галлюцинаторные феномены, возникающие только в момент действия реального слухового раздражителя. Нам встречались такие феномены у больных с экзогенными (интоксикационными психозами).

Мужчина, страдающий синдромом зависимости от алкоголя (хроническим алкоголиз­мом), в предпсихотической стадии развития острого алкогольного вербального галлюци­ноза, возвращался из месячной командировки домой на поезде и сквозь стук колес слышал ритмично повторяющиеся угрозы: «Убью, сволочь, убью, сволочь». Как только поезд оста­навливался и стук колес прекращался, эти переживания исчезали.

Мы можем прочитать у В. Осипова классическое описание функциональной галлюцинации, когда больная в тиканье часов слышала: «Катька дура, Катька дура» [52]. Сейчас другие звуки, другие и переживания. Больные слышат галлю­цинаторные звуки и слова в шуме мотора самолета, звуках работающего отбойно­го молотка, колесах поезда и трамвая, жужжании компьютера, оглушающего гро­хота автомобильных приемников.

Ветеран войны, контуженный, слегка тугоухий, страдающий органическим заболева­нием мозга, проживал вблизи маленького районного аэродрома. В последние годы регуляр­но, когда взлетали старые «кукурузники», в реве мотора слышал сначала сирену воздуш­ной тревоги, а затем четкие фразы Ю. Левитана о капитуляции фашистов, окончании войны и Дне Победы. Он и не пытался лечить эти патологические переживания, ибо их содержание понятным образом грело душу больного отвоевавшего старика.

Рефлекторные галлюцинации — появление галлюцинаторного образа, возни­кающего одновременно с реально существующим раздражителем, но в другом анализаторе.

У больной шизофренией на этапе перехода истинных галлюцинаций в псевдогаллюци­нации (о которых речь будет идти дальше) при работе в саду-огороде появились рефлек­торные галлюцинаторные явления. Каждый раз, когда она нажимала правой ногой на ло­пату и втыкала ее в землю, она ощущала движение полового члена определенного мужчи­ны внутри своего влагалища.

Мужчина этот был субъектом эротического бреда. Бредовые высказывания носили во многом вторичный, чувственный характер, так как сопровождали эти необычные галлюцинаторные феномены. Второй случай был с мужчиной, у кото­рого на этапе становления ипохондрического варианта бреда Котара (который также носил характер чувственного бреда) появились галлюцинаторные феноме­ны, которые невозможно оценить иначе, как рефлекторные галлюцинации.

Он работал в строительной организации. Когда в силу необходимости он брал в руки дрель и начинал сверлить отверстие в бетонной стене, ощущал, как из его прямой кишки выползает глист (аскарида). Ощущение было настолько явным и мучительным, что, не закончив работу, он всякий раз отправлялся в туалет, раздевался и исследовал белье и тело, пытаясь найти аскариду. Но, с окончанием процесса сверления стены, как только он опускал руки с дрелью, эти галлюцинаторные явления исчезали.

В этих двух случаях, как и во многих иных, невозможно полностью отделить бредовые феномены от галлюцинаторных, поэтому мы всегда говорим, что разделение единой психопатологической картины всегда носит условный харак­тер, делается это во многом с учебной целью. К сожалению, учебные приемы пе­рерастают потом в профессиональные, и врач-психиатр начинает расчленять еди­ный психический статус на маленькие «кирпичики», которые сразу же теряют и живость, и самобытность, и диагностическую ценность.

Поделитесь ссылкой:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить