Конформный бред - Медицинский справочник

Конформный бред

Конформный бред был описан в 1932 г. В. Байером как похожий по содержа­нию и форме на систематизированный интерпретативный бред, развивающийся у двух или нескольких совместно живущих и близких друг другу людей. Чем отли­чался в описании Байера этот вид бреда от индуцированного? Именно тем, что все носители бреда были психически больными. Вместе с тем некий налет психо- генности имеет место быть. Больные, как писал автор, бредовым образом противо­поставляли себя всему окружающему миру не как отдельные индивидуальности, а как своеобразная группа. Это было отступление от бреда физического и психи­ческого воздействия, а сейчас продолжим разговор об этом виде бреда.

Вот еще один пример сочетания бреда физического и психического воздействия. Пациентка на приеме в школе молодого психиатра в ноябре 2005г. Из истории своей жиз­ни сообщила, что еще в возрасте 21 года к ней приходила какая-то девушка, что-то под­кинула и навела порчу (это она поняла через двадцать лет). В возрасте 30 лет начала ощущать колпак, который окружал ее и изолировал от людей, что-то не складывалось в отношениях с людьми. В начале девяностых годов она поступила учиться в университет Махариши, где обучалась ведическим наукам, которые являлись самыми чистыми и совер­шенными. Обучаясь на 1-м курсе этого университета, вылечила своего брата, болевшего раком IV стадии с метастазами в позвоночник, после чего он прожил еще 11 лет. Десять лет назад познакомилась с экстрасенсом Долгиревым, который стал обучать ее экстра­сенсорике, а затем превратился в энергетического вампира.

Психическое состояние на консилиумномразборе: сознание не помрачено, правильно назы­вает себя, знает место своего пребывания, текущую дату. Соглашается на беседу в присут­ствии нескольких врачей и психологов. На вопросы отвечает спокойно, лишь периодически со­провождая свои ответы энергичной жестикуляцией, являющейся своеобразными пассами и движениями, «изгоняющими», по ее мнению, черную энергию. Сообщает, что экстрасенс Долгирев уже более десяти лет осуществляет энергетический вампиризм по отношению к ней путем высасывания энергии, внедрения ей в голову своих мыслей и своей речи. Долгирев, по ее мнению, использует биополе, телепатию, космическую энергию и через различные чакры на ее теле действует на ее настроение, психику, различные органы тела. Уверена, что он за­нимается с нею сексом через астральное тело, при этом лежит у себя дома на диване, совер­шая различные вибрации и движения, а через нижнюю чакру его воздействия передаются на нее, вызывают пульсацию внизу живота, половое возбуждение и оргазм. Через верхнюю, гор­ловую чакру, он передает и внедряет в ее мозг свои мысли, приказы и видения. Ей показывают различные яркие цветные картины — гробы с дырами, львов, которые на каком-то острове охотились на людей. Видела, как какая-то женщина пришла на этот остров, увела людей от львов, и сверху начал струиться свет. Через сердечную чакру Долгирев вызывает у нее чувст­во влюбленности. Этот же вампир накидывал на нее бесов, а она их сбрасывала. При этом все происходило внутри ее головы. Сообщает, что у нее дома десять кошек и котов, пять бе­лых, пять черных, которые являются противодействием астральным телам и черной магии. Будучи на работе, по ее словам, почувствовала огненную энергию, начала чистить светлый огонь и изгонять все плохое. Начала кричать: «Изыди сатана, изыди, изыди», — чем напугала коллег по работе, и те вызвали «скорую помощь». Неоднократно на протяжении беседы де­монстрирует изгнание черной энергии, стряхивая что-то с себя, совершая весьма вычурные и выразительные движения. Закрытие глаз объясняет приказом Долгирева, голос которого сопровождал всю беседу с врачами.

Учитывая обнаруженные при данном осмотре проявления психического расст­ройства, комиссия приходит к выводу о наличии у больной хронического психи­ческого заболевания — шизофрении, приступообразно-прогредиентной, с мягким, медленно-прогредиентным темпом развития параноидной симптоматики, мани­фестирующей бредовой идеей порчи и колдовства, переросшей постепенно в бре­довые идеи физического и психического воздействия с полным комплексом всех видов автоматизмов — идеаторных (телепатия, экстрасенсорное воздействие, пере­дача мыслей и слов), сенсорных (насильственное вызывание различных ощущений в теле — вибрации, прилив крови, половое возбуждение), кинестетических (овладе­ние и руководство движениями конечностей, всего тела). Таким образом, у боль­ной выявляется синдром Кандинского—Клерамбо, сочетающий бред физического и психического воздействия, все виды автоматизмов, а также зрительные и вер­бальные псевдогаллюцинации. В анамнезе прослеживаются редуцированные онейроидоподобные переживания. Они отличаются конкретностью, образностью, живостью, яркостью, проработанностью деталей, сопровождаются массивными и объемными псевдогаллюцинаторными переживаниями, относятся непосредст­венно только к ней одной, что и отличает феномены ее психического состояния от суеверий и заблуждений, бытующих в этнокультуральной среде в последние годы. Здесь уместно будет вспомнить, что такое вера и чем она отличается от бреда. Как утверждается в одной из лучших монографий о вере («Психология веры», P.M. Гра­новская), вера есть способность человеческой души признавать истину, несмотря на отсутствие доказательств, она позволяет выйти за пределы индивидуальных воз­можностей отдельного человека. «В основе потребности веры лежит врожденное стремление человека к самораспространению (самотрансценденции) за пределы своих возможностей и достоверного знания» [20].

Вера в телепатию, в биосенсорику, в карму, в космический разум помогает человеку преодолеть конечность своего существования, ограниченные возмож­ности своего разума, ибо она не требует доказательств. Бред воздействия опери­рует конкретными «фактами», не верой в гипотетические факты, а случившимися уже, якобы произошедшими событиями, имеющими отношение не вообще к способностям и возможностям человека, а к событиям, доказательно, с точки зрения больного, убеждающим его и всех окружающих лиц в уже случившейся ре­альности событий, в реальности причин, вызвавших эти события, и в правиль­ности их толкования больным.

Бред физического и психического воздействия является составной частью са­мого сложного и самого важного синдрома в психопатологии шизофрении — син­дрома Кандинского—Клерамбо. Оба бреда несут функцию интеллектуального оформления чрезвычайно сложных, необычных для понимания самим больным феноменов - автоматизмов и псевдогаллюцинаций. С помощью интеллектуаль­ной бредовой переработки пациент сам себе и всему миру объясняет источник появления этих феноменов. Но об этом поговорим далее.

Поделитесь ссылкой:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить