Детская шизофрения с аутизмом наизнанку. Случай 12 - Медицинский справочник

Детская шизофрения с аутизмом наизнанку. Случай 12

Детская шизофрения с аутизмом наизнанку

Больной X. Анвар, 1985 г. рождения.

Из анамнеза известно, что ребенок родился от первой нежелательной беременности, до 4 мес. мать пыталась избавиться от нее, принимала алкоголь, таблетки, ванны, ис­пользовала другие приемы. Несколько раз теряла сознание. После регистрации брака мать решила сохранить беременность. Психомоторное развитие ребенка в ранний период: очень спокойный, сидеть начал с 6 мес., ходить — el год, говорить в 11—12 мес., фразовая речь в 2,5 года. Родители развелись, когда ребенку было 2,5 года. Развод родителей пережил тяжело, был беспокойным, постоянно бегал, порой без видимой причины и цели. В 1994 г. переехал вместе с бабушкой в г. Набережные Челны, родители остались в Казани, у каж­дого из них новая семья. Во время беседы часто высказывался о том, что хотел бы, чтобы родители жили вместе, и он с ними. На приглашение матери переехать к нему не отреа­гировал. Со слов деда, в отношениях с детьми и животными бывал очень груб, часто жес­ток. В возрасте 5 лет выбросил из окна высотного дома маленьких котят, затем показы­вал ребятам «как они себя ведут», протыкая их спицей.

Из беседы с дедушкой: задает много вопросов, не слушает ответы на них, может по­долгу сидеть на одном месте, ничего не делая, любит беседовать на темы, смысла кото­рых не понимает, — религии, любви, секса. Принес презерватив от соседей, расспрашивал бабушку о его предназначении, примерял его, убедившись в несоответствии, заявил:«Нем­ного подрасту, и тогда...»

Психический статус: внешне опрятен, подвижен. Одежда чистая, хотя о сохранении ее в должном виде ребенок не заботится. Взгляд холодный, оценивающий, речь внятная, словарный запас обширен с изобилием сложных оборотов, свойственных взрослой речи. Резко сокращено чувство дистанции, зайдя в кабинет ведет себя свободно, несмотря на присутствие врачей. Открывает шкафы, достает бумагу, садится только после настоя­тельной просьбы. Первым заводит разговор, расспрашивает, не слушает ответов, гово­рит сам, высказывает просьбы осмотреть его, побеседовать. «Вы спрашивайте, а я вам расскажу». В беседе демонстрирует обширный кругозор, хотя знания практически во всех областях очень поверхностны. Часто манипулирует словами, значение которых понима­ет мало или вовсе не понимает. На вопрос: как оказался здесь, отвечает: «Пришел сам подлечиться, стал непослушным». Негативные поступки объясняет: «Рассудок потерял». На вопрос, где находится рассудок, вскочил с дивана, всплеснув руками: «И откуда я это знаю?Я еще маленький, а не какой-либо там». Навязчив. Требует к себе внимания. Нахо­дясь в отделении, стучится в дверь ординаторской, просит под любым предлогом, чтобы его осмотрели, придумывает различные недуги. Просит осмотреть его на «собрании». «Я им хочу что-то рассказать». При повторных беседах рассказывает те же анекдоты, те же истории, что и на прошлых беседах, с небольшими интерпретациями, выдавая их за новые. На просьбу улыбнуться, охотно демонстрирует механическую улыбку. В отделе­нии с детьми груб, при появлении дежурного или главного врача сразу бросается навстре­чу, повисает на руках, требует выслушать его. Рассказывает консилиуму врачей небыли­цы о своих мнимых достижениях, заявляя, что легко может поднять мешки по пятьдесят килограмм, предлагая немедленно проверить себя.

По заключению психолога: повышен уровень невротизации, эгоцентризм, интеллект сохраненный IQ « 100.

ЭхоЭГ: смещений средних структур мозга не выявлено.

Неврологический статус: без грубой очаговой симптоматики.

При анализе особенностей данного случая, вызвавшего большие диагностичес­кие трудности, явилась внешне сохраненная, формальная, излишне развитая дос­тупность и контактность ребенка. Эмоциональное снижение, вычурность многих поведенческих актов, жестокость в отношении к животным и близким, псевдология и склонность к бесплодному рассуждению давали основания для подозрения и диаг­ностики эндогенного процесса. Но «сверхдоступность» мальчика как бы нивелиро­вала остальную симптоматику. Проведя тщательный анализ психического состоя­ния, в том числе с использованием видеосъемок, врачи пришли к выводу о наличии регрессивной синтонности, или аутизма наизнанку, проявляющегося в отсутствии чувства дистанции, цинизме, обнаженной откровенности как одном из ведущих клинических признаков негативной симптоматики при шизофрении. Особеннос­тью данного случая является редкость проявления данного синдрома у детей.

Поделитесь ссылкой:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить