Случай 13. Детская шизофрения с элементами синдрома К-К, грубопрогредиентная - Медицинский справочник

Случай 13. Детская шизофрения с элементами синдрома К-К, грубопрогредиентная

Л. Рустем, 1992 г. рождения.

Из анамнеза\ со слов матери, известно, что наследственность не отягощена. Родился от первой беременности, протекавшей без осложнений. Переходила 10 дней, роды со стимуляцией. Родовой период длился 10 ч, родила сына в асфиксии II степени с оценкой 4—5 баллов по шкале Апгар. Головку держал с 3 мес. Сидеть стал к 6 мес., первые шаги - к году, а говорить начал в год и месяц. До двух лет отмечалось ускоренное развитие. По достижении двух с половиной лет умел считать до десяти и обратно. В три года пошел в детский сад. Адаптация к детскому коллективу проходила очень тяжело. Был необщи­телен, крайне обособлен. После четырех лет воспитатели начали жаловаться, что от­мечается задержка двигательных навыков. В 5 лет впервые обратились к психиатру, ко­торый диагностировал задержку психического развития. В первом и втором классах учился относительно нормально. В третьем классе усилилась обособленность, снизилась успеваемость. Со слов педагогов, прятался под парту, испытывал страх при встрече с со­баками, кошками и сверстниками. Лечился у психиатра г. Бугульмы, консультировался детским психиатром г. Набережные Челны. С шестого класса появились медлительность, навязчивые слова, повторение предложений и вопросов собеседника. На вопрос матери или отца отвечал повторением самого вопроса. Наблюдались и повторяющиеся движения - крутил предметы, перелистывал по десятку раз страницы книг.

Из характеристики: при обучении в седьмом классе учитель русского языка отмечал, что материал Рустам запоминал только после длительного заучивания, но без наводящих вопросов справиться с заданиями не может. Во время урока продолжительностью более 10 мин начинает выкрикивать, говорить одни и те же фразы, не имеющие места в кон­тексте данного разговора. Неадекватно реагирует на окружающую действительность. Временами появляется внезапная агрессия, быстро меняющаяся на безудержное веселье. Иногда во время занятий наблюдались необъяснимые постоянные движения пальцами рук, взмахи руками. В классе друзей не имел, ни с кем не общался.

Из другой характеристики следует, что на уроке не работает, сидит, отрешенный от всего. Вне урока поведение неадекватно, может идти по коридору и выкрикивать бес­смысленные слова, чем вызывает смех у окружающих. Говорит бессвязные слова и беспри­чинно смеется. Постоянно пребывал в радостном настроении и говорил: «Мне радостно». При обучении учителю приходилось каждые 7—10 мин осуществлять смену занятий, так как мальчик «уходил» в мир своих переживаний. Впервые был госпитализирован в детское отделение ПНД г. Набережные Челны 13.06.06г.

Поступает впервые по направлению психиатра Бугульминской ЦРБ с жалобами со Шороны родителей на отставание в интеллектуальном развитии, неадекватное поведе­ние, на то, что разговаривает сам с собой, выкрикивает разные слова. В настоящее время обучается на дому. С детьми почти не общается. В 2005г. был консультирован в РПБ, где поставили диагноз: последствия органического поражения головного мозга в форме интел- лектуально-мнестического снижения и неврозоподобного синдрома. В настоящее время принимает труксал и атаракс.

Психический статус: Сознание не помрачено, ориентирован достаточно. Внешне оп­рятен. Выражение лица недостаточно осмысленное, рот приоткрыт. Речевому контак­ту доступен. Интонация голоса своеобразная, несколько вычурная. На вопросы отвечает по существу, как правило, односложно. О своем частом мытье рук говорит, что моет только после улицы, так как они загрязняются. Запас знаний и представлений не велик. Внимание привлекается, удерживается неплохо. Мышление конкретно-функционального типа. Двигательно спокоен. Дистанция со взрослыми несколько снижена. За время госпи­тализации регулярно отмечалось навязчивое мытье рук и лица, много времени проводил возле умывальника. С детьми в отделении общался мало, больше наблюдал за ними со сто­роны. На фоне проводимого лечения заметной динамики не было. Диагностировано легкое когнитивное расстройство (F 06.7) и обсессивно-компульсивное расстройство (F42.1).

Психолог: Уровень интеллектуального развития соответствует зоне между нормой и легкой умственной отсталостью. Ригидная личность.

Логопед: Недоразвитие речи 3-го уровня.

Прошел курс лечения: 50% раствор глицерина по 1 dec. л. Зраза в день, труксал по 1 т.— 1т. — 1т. (препарат свой), атаракс по 1 таблетке 3раза в день (препарат свой), отсасыва­ющий массаж волосистой поверхности головы и воротниковой зоны №10, ЛФК №10.

После курса лечения существенной положительной динамики не отмечалось. К декаб­рю состояние еще более ухудшилось. Был осмотрен на консилиуме с доцентом кафедры психиатрии КГМА 8 декабря 2006 г. Психическое состояние при осмотре: на беседу вхо­дит несколько неуклюжей походкой. Садится боком к залу и собеседникам и тут же на­чинает перебирать руками полы рубашки, свитера, затем поднимает ворот свитера и опускает, поглаживает руки одна о другу. Выражение лица несколько отстранённое. На вопросы отвечает механическим роботообразным голосом, рублеными однообразными фразами. При произношении слов интонация совершенно не меняется, независимо от со­держания произносимой речи. Речь состоит из формальных, коротких фраз и ответов на вопросы, сопровождаемся мало изменяющейся мимикой. При этом на лице нередко появ­ляется «приклеенная» улыбка, совершенно не соответствующая ходу разговора и тем от­ветам, которые дает пациент. На большинство вопросов отвечает со значительной пау­зой, при этом временами как бы не слышит вопроса, погружен в свои переживания и мыс­ли, при настойчивом обращении и просьбе ответить повторяет вопрос врача, затем дает короткий, роботообразный ответ. Периодически пристально взглядывает в глаза врача, как бы пытаясь что-то понять. Сообщает, что считает себя здоровым, жалоб никаких нет, доставлен в больницу для того, чтобы побеседовать. Быстро ответил на просьбы осуществить арифметические действия и мгновенно умножил в уме в пределах ста. Так­же быстро вспомнил день рождения отца и свой собственный. После многократных по­вторений вопроса сообщает, что ранее видел в углу потолка в доме голову какого-то мальчика, она появилась «непроизвольно», как и прочие его «приятные сказки». Сообщает, что видит сказки и отдельные сюжеты где-то внутри, подробно об этих «сказках» не рассказывает, говорит об этих видениях и сказках абсолютно спокойно. Часто в ходе бе­седы стереотипно повторяет фразу, вопрос врача, свое прежнее высказывание. Приводит пример, что сейчас он видит «сказку» о Робинзоне, который путешествует по морю. Подробнее не смог раскрыть содержание повести о Робинзоне Крузе. Считает, что у него — «радостное настроение», при этом улыбается, сообщает, что радость испытывает от об­щения и беседы с врачами, но в глазах и мимике эта «радость» не отражается никак. На вопрос, чем отличается лампочка от солнца, говорит, что солнце горит ярче. «Лампочку можно отключить выключателем, а до солнца не достать, оно высоко на небе». На вопрос, чем отличается девочка от него, мальчика, сообщает, что у девочки есть косы. Изредка произносит короткие фразы, включающие слова и словесные обороты, не свойственные подростковому возрасту. Интереса к беседе не испытывает, отвечает на вопросы пассив­но-формально, на предложение задать врачам вопросы промолчал и ни о чем не спросил.

Итак, пациент выявляет признаки грубого процессуального дефекта в виде эмоционального снижения, проявляющегося внешне в роботообразности, меха­нистичности произнесения фраз и ответов на вопросы, застывшем выражении лица, полной незаинтересованности в беседе. Отмечается также аутизация личнос­ти, снижение продуктивности и целенаправленности мышления, его формаль­ность, в поведении — проявления кататонического синдрома в виде стереотипных многообразных движений, стереотипий в речи. В отличие от навязчивых движе­ний, не отмечается субъективной значимости данных нарушений, полностью от­сутствует критическое отношение к ним, некоторые из этих движений носят вы­чурный характер, пациент не только не старается избавиться от них, но вообще ни­как не реагирует на их наличие. Наблюдаются псевдогаллюцинаторные переживания, преимущественно зрительного характера, отличающиеся непроиз­вольностью возникновения, субъективным отношением к ним, как не к реально существующей действительности, а, в отличие от истинных галлюцинаций, как че­му-то показываемому, демонстрируемому. Возможно наличие вербальных псевдо­галлюцинаций, о чем можно косвенно судить по мимолетно брошенным присталь­ным взглядам пациента на собеседника, как прислушивающемуся к чему-то, про­исходящему внутри него, но связанному с собеседником. Имеют место элементы отрешенности и явной загруженности психопродуктивными расстройствами, о чем говорит все поведение пациента — паузы в речи и ответах на вопросы, погру­женность взглядом внутрь себя, формальное присутствие и формальность в беседе, ответах и мышлении. С учетом анамнестических данных, сообщенных матерью и содержащихся в педагогических характеристиках, имеются основания диагности­ровать шизофрению, начавшуюся в детском возрасте, параноидную форму с неп- рерывно-прогредиентным течением, злокачественным темпом прогредиентности, преимущественно галлюцинаторно (псевдогаллюцинаторно)-кататоническим синдромом, сформировавшимся процессуальным дефектом параноидного типа, утратой трудоспособности, с наличием признаков инвалидности с детства и необ­ходимостью проведения курсовой нейролептической терапии.

Поделитесь ссылкой:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить