Случай 14. Злокачественная юношеская шизофрения - Медицинский справочник

Случай 14. Злокачественная юношеская шизофрения

Злокачественная шизофрения

Злокачественная шизофрения встречается в наши дни значительно реже, чем это было во времена Э. Крепелина. Уже нет в психиатрических лечебницах огром­ных палат с многими десятками пациентов, пребывающих в конечной стадии за­болевания. Нет кататоников, застывших в вычурных позах вдоль коридоров отде­лений, не маршируют гебефреники, поющие писклявыми манерными голосками детские песенки. Уже не встречаются бормочущие в грубом шизофазическом де­фекте параноидные больные. Конечно, это и патоморфоз, и последствия «нейро­лептической эры». Изредка попадаются в практике случаи юношеской злокачес­твенной шизофрении, протекающей в виде простой или псевдопростой формы. А чаще — злокачественная юношеская шизофрения, после купирования первого или второго эпизода, благополучно переползает в непрерывную со средним тем­пом прогредиентности.

Случай 14. Злокачественная юношеская шизофрения

Игорь Ч., 1976г. рождения.

Наследственность неизвестна. Отец по характеру малообщительный. Выпивает, «как все». Мать также не особо общительна, но «пару подруг», по ее словам, имеет.

(Отметим из скупых сообщений о наследственности наличие слегка выра­женного радикала малообщительности. Называть это качество элементами шизо- идности слишком громко.)

Родился от первой беременности срочными родами, без родовой травмы. Задышал сра­зу. Ходить и говорить первые слова начал до года. В 6мес. упал из рук матери, завернутый в одеяло; травмы головы при этом падении не получил. Детсад посещал с 3,5лет. С деть­ми «ладил плохо», так как они, по мнению матери, были драчуны.

(Отметим, вскользь, что детей «не драчунов» не бывает, и объяснение мамы несколько натянуто.)

Во время послеобеденного сна никогда не спал. В 8 лет пошел в школу. Какой-либо за­интересованности в учебе не обнаруживал, «плохо понимал» учебный материал. В школе ни с кем не общался, не дружил. По его словам, ученики и сам он были агрессивными, дра­лись «за всякую ерунду».

(Обращаем внимание на повторение прежнего объяснения шизоидных эле­ментов в личности — все вокруг агрессивны и драчуны.)

В возрасте девяти лет впервые появились необычные движения. Говорил матери, что перед этим падал на бетонный пол в школе, но никакого лечения или обнаружения факта травмы не отмечалось. Движения проявлялись в «дергании глазами», открывании рта, повороте плечами.

(Зная дальнейшую динамику болезни, нам, в отличие от детских невропато­логов и психиатров, несложно сделать вывод о «зарницах» кататонических нару­шений, проявившихся в псевдонавязчивых движениях или синдроме псевдона- вязчивых состояний как таковом.)

Лечился в неврологическом отделении детской больницы. В школьные годы посещал несколько месяцев кружок тяжелой атлетики, авиамодельный. Закончил семь классов средней школы. Пытался работать грузчиком в течение 3,5 лет в магазине. Был уволен, так как «часто ронял товар», при преобразовании магазина в ЧП. После 19 лет нигде не работает. По словам матери, «как посмотрят на него, зачем им такой нужен». С 07.02 по 02.03.95 г. обследовался по линии РВК в мужском отделении ПНД. При осмотре ВКК от 27.02.95 г. констатировано: сознание ясное, в движениях медлительный, нерешитель­ный. В начале беседы заволновался, стал отводить плечи назад. На вопросы отвечает ти­хим голосом, после небольшой паузы. Настроение не снижено. Себя по характеру считает спокойным, мнительным. Часто сказанное о других относит к себе, считая, что с ним такое тоже может случиться. Навязчивые движения часто возникают при волнении, на какое-то время может их подавлять усилием воли, но затем не справляется. После совер­шения этих движений чувствует облегчение. Психопатологической продукции не выявле­но. Примеры на сравнение, различие, исключение лишнего выполняет удовлетворительно. Смысл пословиц, метафор понимает правильно. Диагностирована психастеническая пси­хопатия. Невроз навязчивых состояний.

(Конечно, «задним умом», нам понятно, что не были учтены шизоидные компоненты состояния.)

Со времени окончания седьмого класса общение только внутри семьи. Девушек у него никогда не было, сам неоднократно говорил: «Зачем они нужны?» В семье общение ограни­чивается бытовыми нуждами; привязанности, теплоты в отношении близких, по мнению матери, не обнаруживалось. В последние годы за собой ухаживает по принуждению, не считает нужным мыть голову, вечером, не раздеваясь, укладывается в нерасправленную постель: «А зачем раздеваться. Потом снова одеваться». Иногда читает церковную ли­тературу. Был направлен на обследование для определения группы инвалидности.

При поступлении в дневной стационар констатировано следующее психическое сос­тояние: в кабинет вошел неуклюжей нескладной походкой. Сидит, ссутулившись, втянув голову в плечи и надвинув кепку на лицо чуть не до подбородка. Изредка поворачивается в сторону врача, смотрит из-подлобья и нелепо улыбается. Постоянно совершает одно­образные движения в виде моргания, приподнимания бровей, передергивания мышцами пле­ча, улыбок, поворотов плечами. Особой заинтересованности в беседе не выявляет. Причину обращения к психиатру объяснил так: «Не знаю, направили... с 8лет невроз, тянет мор­гать, что-нибудь делать». Высказывания носят инфантильный, порой нелепый характер: «С 15 до 20лет посещал церковь, испортился, злым стал, раздражительным и бросил...хо­тел в армии выучиться «на права», но не взяли, я обиделся». На вопрос врача, почему нес­колько раз увольняли с работы, отвечает, что злился и делал глаза так... При этом скри­вил нелепую гримасу. Абсолютно безучастен и равнодушен к происходящей беседе. Изредка бросает на врача подозрительный взгляд. О взаимоотношениях со сверстниками отзыва­ется так: «Да какие отношения, нет никаких отношений».

Обследован психологом, по заключению которого выявляются грубые изменения по ши- зоидо-эпилептоидному типу, выраженный эмоционально-волевой дефект. Психическое со­стояние на момент дсмотра ВК: сознание не помрачено. Правильно называет себя, место пребывания, текущий год и месяц. В определении числа затрудняется. Войдя в кабинет, са­дится, опустив голову вниз, надвинув на лицо кепку, после просьбы кепку снимает, вновь устремляя взгляд в пол. На собеседников в ходе беседы не смотрит. Отвечает в простран­ство.

Поделитесь ссылкой:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить