Случай 21. Психоз при соматическом поражении мозга, легких и миокарда - Медицинский справочник

Случай 21. Психоз при соматическом поражении мозга, легких и миокарда

Острые инфекционно-органические психозы

Данная патология — типично экзогенная патология и довольно легко диагности­руется, если врач-психиатр внимателен при соматическом осмотре. Нужно пом­нить еще несколько практических моментов, например доставку больных, как правило, в вечернее или ночное время, когда нарушения сознания достигают пи­ковых значений.

Случай 21. Психоз при соматическом поражении мозга, легких и миокарда

А. Р., 1980г. рождения.

07.09.2006 г. ночью была доставлена бригадой скорой помощи из детской городской больницы, где находилась по уходу за больным двухгодовалым ребенком. Со слов врача ско­рой помощи выяснено, что сегодня стала неадекватной в поведении, заявляла, что у нее

уменьшается рост, кости, появляются дырки в голове. Мать пациентки дала информа­цию врану скорой помощи, что у нее (пациентки) стрессовая ситуация, ушел муж. Ско­рую помощь вызвал медицинский персонал детской больницы. Указаний на отравление нет. Соматический статус: состояние удовлетворительное. Повышенного питания. Кожа физиологической окраски, без сыпи. Лимфатические узлы не увеличены. Слизистые оболочки чистые. Сердечные тоны ритмичные. Артериальное давление 110/70 мм рт. ст. Неврологическое состояние: без очаговой патологии.

Психический статус: сидит на кушетке неподвижно, широко раскинув руки и ноги. Взгляд застывший, устремлен вниз. На вопросы не реагирует, не отвечает. Внезапно на­чала медленно с застывшим взглядом сползать с кушетки, но была подхвачена санитар­ками, прослеживается демонстративность. При исследовании соматического состояния стала разговаривать, плаксиво заявлять, что она заболела. Просит, чтобы ее всю прощу­пали. На предложение пройти в стационар никак не реагировала. При провождении сани­тарками в отделение не шагала, поджала под себя ноги, повисла на руках, громко стона­ла. С предварительным диагнозом «реактивный психоз с конверсионными включениями, соматопсихической деперсонализацией, дебют эндогенной патологии?» была госпитали­зирована в неотложном порядке. Утром следующего дня сестра сообщила дополнительные сведения: больной около 2—3 нед. назад был сделан аборт по медицинским показаниям, по­сле чего она жаловалась на боль в ногах, не могла ходить. По рекомендации знакомой мед­сестры принимала бисептол, прикладывала лист лопуха к суставам, все прошло. На момент осмотра больная жалоб на самочувствие не предъявляет. Лежит в постели, гла­за закрыты, покрыта потом. Вся одежда мокрая. При обращении к ней открывает глаза, находится в состоянии легкого оглушения, на вопросы отвечает не сразу, после некоторой паузы. Вялая, пассивная, обессиленно закрывает глаза. Соматический статус: общее со­стояние средней степени тяжести. Ранним утром отмечался однократный подъем тем­пературы до 39,8 °С. После одной таблетки анальгина температура упала до нормальных значений. Кожные покровы бледные, глаза запавшие, темные круги вокруг глаз. Кожа те­плая, влажная. Зев чистый. Тоны сердца ясные, ритмичные. Дыхание проводится во все отделы легких, хрипы не выслушиваются. Живот мягкий, безболезненный. Менингиалъные симптомы отрицательные. После срочного обсуждения случая была констатирована пси­хосенсорная симптоматика, что вызвало подозрения на наличие какого-то острого про­цесса (типа энцефалита) или тяжелой интоксикации мозга. С диагнозом «Вирусный эн­цефалит? Сепсис?» пациентка переведена в инфекционную больницу для исключения ин­фекционной патологии. Из приемного покоя инфекционной больницы ее переправляют в БСМП для исключения острой гинекологической патологии. Ее осматривает дежурный гинеколог и исключает гинекологическую патологию. Там же делают анализ крови, при котором обнаруживают легкую анемию (эритроциты 3700, незначительный лейкоци- тоз - 7300 и 100% токсическую зернистость лейкоцитов). Несмотря на это вновь пере­правляют в психоневрологический диспансер. Осматривается в приемном покое главным врачом, который констатирует выраженный астенический синдром без психопродукции, общую слабость, бледность кожных покровов, обнубиляцию сознания. Температура в нор­ме. По договоренности с начмедом инфекционной больницы вновь переправляется в прием­ный покой с подозрением на острый инфекционный процесс. В течение суток в отделении реанимации инфекционной больницы диагностируется пневмония, спустя еще пару дней — септическая пневмония с множественными метастазоподобными очагами воспаления в обоих легких. Проводится лечение самыми современными и мощными антибиотиками, пневмония купируется. Но через 10 дней от начала лечения развивается острый инфекци­онный эндокардит, проявляющийся признаками сердечной недостаточности. В анализе крови — картина развернутого сепсиса. 21 сентября, спустя ровно две недели после начала острого психоза, проконсультирована в отделении реанимации психиатром. При осмот­ре — отечность лица, шеи и ног. Кожные покровы бледные. Одышка в покое, усиливается при разговоре. Сообщает, что в двадцатых числах августа ей был сделан «большой» аборт, в поздние сроки беременности (19 нед). Спустя два дня она начала интенсивно худеть, и у нее заболели ноги и суставы. Прикладывала лопухи, боль прошла. В день госпитализации в ПНД, находясь в детской больнице, она внезапно ощутила, что у нее «вытекают руки и ноги, вся она вытекает». Обратилась к медсестре и сказала ей, что к концу дня она вся вытечет и станет размером с ребенка. Одновременно ощущала в голо­ве какие-то дырки и почувствовала, кок «челюсть вошла в голову» и перестал откры­ваться рот. Находясь в ПНД, ночью с открытыми глазами видела цветные картинки. Ей вдруг показывались герои диснеевских сказок — мышь, утенок. Показывались быстро и резко: «Хоп и картинка, хоп и другая». Картинки были застывшие, не шевелились, мель­кали, как кадры в диафильме. Об этом не рассказывала врачам и сестрам в ПНД, боялась, что сочтут совсем за ненормальную. После перевода в инфекционную больницу таких картинок и необычных ощущений уже не испытывала. Рассказывает о пережитом осто­рожно, заглядывает в глаза врачу, переспрашивая несколько раз, не сошла ли с ума. Вспо­минает о ребенке, оставшемся на попечении родственников, плачет, переспрашивает, когда сможет выписаться, выздоровеет ли.

Итак, спустя всего один-два дня после прерывания беременности на позднем сроке, что само по себе является ситуацией патогенной, у больной развивается сепсис. Вначале вовлекаются суставы, затем легкие, сердце, ткани мозга. В дебю­те септической пневмонии развивается острый инфекционный психоз. Можно дискутировать по поводу септических «метастазов» в ткань головного мозга, но фактом остается скоротечный острый психоз с массивными психосенсорными расстройствами (аутометаморфопсиями) и экзогенно-органическим зрительным галлюцинозом с экстрапроекцией. Госпитализация в психиатрическое учрежде­ние связана именно с острым психическим расстройством. Обращало на себя внимание в соматическом состоянии: резкий подъем температуры тела и такое же резкое падение от минимальной дозы анальгетика. Бледность и цианоз кожных покровов, выраженная слабость, вплоть до невозможности ходить. Характер пе­реживаний позволил психиатрам заподозрить острый мозговой процесс только основываясь на клинической картине психоза. Промедление терапии неминуемо привело бы к летальному исходу. В чем особенность случая? Ночная доставка больной. Извечный страх интернистов перед пациенткой с психическими нару­шениями и действия по принципу «От себя».

Поделитесь ссылкой:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить