Случай 24. Психоз при тромбоэндокардите. Работа над ошибками (3 часть) - Медицинский справочник

Случай 24. Психоз при тромбоэндокардите. Работа над ошибками (3 часть)

Анализируя этот случай, мы с горечью должны констатировать, что двойная ошибка произошла из-за забвения одного из главных принципов К. Ясперса — непредвзятости в работе психопатолога. Что такое непредвзятость? Умение всегда по-новому, свежим взглядом, отойдя от схем, установок, диагнозов предыду­щих врачей и клиник оценить феноменологию болезни. Впервые диагноз Аль­цгеймера был выставлен врачом-консультантом БСМП при довольно беглом, по­верхностном осмотре пациентки, наверняка под давлением врачей-хирургов, которым хотелось как можно быстрее избавиться от «непрофильной» больной. Психиатрический диагноз, кем бы он ни выставлялся, имеет свой неповторимый и непонятно чем подкрепляемый авторитет. Об этом можно писать отдельный роман. Один раз поставленный диагноз шизофрении действительно способен ис­портить судьбу человека, так как снять данный диагноз, подвергнуть ревизии вы­воды и суждение предыдущих врачей, очень непросто. Ну, а что же с данной больной? В отделение поступает больная с болезнью Альцгеймера, с массой со­матических заболеваний. Ее консультирует терапевт, ей снимают ЭКГ, подтвер­ждают ИБС и рубцы перенесенных инфарктов. Но лечат не сосудистую патоло­гию мозга, а неуклонно-нарастающее слабоумие. А ведь в клинике этого псевдо­слабоумия отсутствуют типичные альцгеймеровские симптомы. Нет аграфии, нет апраксии. Есть выраженная астения, есть критика, есть сохранность высших че­ловеческих личностных качеств. Кто знает, как бы сложилась судьба больной, если бы мы сразу начали интенсивную терапию сосудистой патологии мозга, зная и понимая, что инфаркт мозга, выявленный при патолого-анатомическом иссле­довании, — есть только осложнение основного заболевания. Может быть, массив­ная терапия гипотензивными средствами, гемопротекторами на фоне антикоагу- лянтной терапии смогли бы предотвратить фатальный исход. Второй раз пред­взятость сыграла роковую роль уже в диагностировании инфекционистами несуществующего менингоэнцефалита. Запущенный с легкой руки консультанта, диагностированный в первый день в предположительном порядке менингоэнце- фалит после проведения люмбальной пункции (не давшей, кстати сказать, су­щественных данных за него) был установлен как клинический диагноз и начата массивная противовирусная терапия, включая трансфузионную. Как справедли­во заметила сама больная, ей «поплохело» сразу же после капельниц. «Наводне­ние» сыграло роковую роль в генезе повторного последнего инфаркта миокарда, приведшего к быстро нарастающему отеку легкого и смерти.

Поделитесь ссылкой:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить