Навязчивости - Медицинский справочник

Навязчивости

Более столетия назад С. Westphal в одной фразе изложил ставшие эта­лонными критерии навязчивых представлений: они возникают при со­хранном интеллекте, не обусловлены аффектом, выходят на передний план сознания, не могут быть отогнаны, затрудняют или прекраща­ют течение нормальных представлений, воспринимаются как чуждые и противопоставляются нормальному сознанию. Позднее оспаривалась лишь независимость возникновения навязчивостей от аффективно­го состояния. Французские психиатры Pitres и Regis, а вслед за ними В. П. Осипов справедливо указывали, что аффективная составляющая навязчивых состояний является едва ли не основной: интенсивность страха при навязчивостях не пропорциональна их идеаторному содер­жанию, которое при фобофобии по существу даже отсутствует. Тем не менее в психиатрии укрепились ошибочные представления о веду­щей роли нарушения именно мыслительной деятельности при тех на­вязчивостях, которые не включают поведенческую активность.

Весьма существенным дополнением характеристики Вестфаля было признание возможности навязчивого характера не только идей и пред­ставлений, но и других видов психической деятельности: влечений, чувств, действий. Фактически это означало, что навязчивости не могут быть однозначно оценены по психологическому принципу и речь идёт лишь об одинаковом нарушении протекания разных психологических актов. Принципиальная верность такого подразделения навязчивостей не вызывает сомнений, хотя с конкретными решениями часто согла­ситься нельзя. Например, вряд ли оправданно под навязчивыми вле­чениями иметь в виду стремление только к поступкам или действиям. Возможно и влечение к мыслительной деятельности. А при навязчивых опасениях, точно так же как и при ненавязчивых, основным является тревога, тогда как мысли производим от неё и могут определяться си­туационными условиями.

Современные дефиниции, отражая изначальные представления Вестфаля, определяют навязчивости как такие явления, которые от­личаются от нормальной психической деятельности лишь характером неодолимости психологических феноменов. Отсюда понятны утверж­дения авторов психиатрических учебников, будто навязчивости бывают и в норме. Однако нет никакого смысла, с точки зрения психиатрии, причислять к психопатологическим расстройствам такие особенности, которые являются навязчивыми лишь в бытовом смысле. (Например, А. В. Снежневский считал навязчивостью использование засоряющих речь слов-паразитов, таких как «значит», а В. А. Гиляровский — упор­ные размышления фронтовика о доме и своей возможной гибели.)

В соответствии с принципами многоосевой психопатологии более оправданно считать, что в основе навязчивостей лежат не психологи­ческие, а психопатологические феномены, которые приобрели характер упорного рецидивирования и вследствие этого особую психопатологи­ческую окраску. Это позволит, во-первых, правильно оценить значе­ние приводимых в литературе остальных критериев навязчивых рас­стройств, а во-вторых, дифференцировать навязчивости с привычными действиями, стереотипиями и упорными влечениями, не имеющими навязчивого характера.

Навязчивыми следует считать любые психопатологические феноме­ны, частое рецидивирование которых вызывает специфическую реакцию эмоционального неприятия. Важно подчеркнуть, что специфичность за­ключается в эмоциональном отторжении именно возобновляющегося возникновения психопатологических феноменов независимо от их идеаторного содержания.

В норме ассоциативные мыслительные процессы, интуитивные догадки и эмоции в немалой степени автоматически, естественным образом зависят от текущей ситуации и частично от волевого контро­ля. Но они могут быть и спонтанны, не соответствовать ни друг другу, ни ситуации, совершенно не определяться волей. Подобные несоот­ветствия непродолжительны и не имеют тенденции часто повторяться. Чем менее адекватны мысли и эмоции для индивидуума и ситуации, в которой он находится, тем быстрее они замещаются на адекватные. Так, во время похорон несмотря на преобладание траурного настро­ения могут мелькать и неподобающие мысли с соответствующим кратковременным изменением эмоций, но затем, обычно автомати­чески, внимание быстро возвращается к более подходящим темам, и происходит эмоциональная перенастройка. Длительные или часто повторяющиеся неподходящие эмоции (при психической патологии) совершенно непривычны для индивидуума и не могут не восприни­маться как неестественные, чуждые, не принадлежащие собственно­му Я. Поэтому в силу неуместности своего не столько возникнове­ния, сколько сохранения эмоционально неприемлемы навязчивости, содержание которых не только неприятно, но и нейтрально или даже привлекательно.

Поделитесь ссылкой:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить