Случай 27. Шизофреноподобный психоз при опухоли ольфакторной ямки - Медицинский справочник

Случай 27. Шизофреноподобный психоз при опухоли ольфакторной ямки

A., 1949 г. рождения, родилась в срок, домашними родами. В детстве переболела корью. Лечилась по поводу ревматизма, наблюдалась у кардиолога. В школу пошла вовре­мя — в 7лет. Окончила 10 классов. Работала продавцом. Окончила техникум железнодо­рожного транспорта, после чего работала экономистом. Была замужем, разошлась в 1986 г. Имеет взрослую дочь. В 1989 г., в сорок лет, получила травму шейного отдела позвоночника. Лечилась в неврологическом отделении МСЧ КамГЭС. Впервые в поле зре­ния психиатров попала в возрасте 45 лет, когда находилась на стационарном лечении в женском отделении диспансера г. Набережные Челны с 03.11.94 г. по 09.12.94 г. с диаг­нозом: «шизофрения, рекуррентная, острый психоз с галлюцинаторно-параноидным син­дромом». В приемный покой диспансера была доставлена бригадой скорой помощи в связи с развитием острого психотического состояния: ощущала воздействие космической силы, которая убивает ее, видела свою жизнь по телевизору, умирала ночью: сводило левую руку и ногу, наступало удушье. Перед этим в течение 3 лет лечилась у психотерапевта с боля­ми в шее, судорогами левой ноги и левой руки.

(С первых строчек истории болезни врачи должны были бы заподозрить не­ладное. С чего это вдруг упорные жалобы на слабость и судороги левой руки и ле­вой ноги? Но...не заподозрили.)

Со слов дочери мы узнаем, что JI.A. всегда была активной, выполняла мужскую рабо­ту. Но последние два года — вялая. За последние 4 года снизилась активность, стала ме­нее деятельной. Раньше были эпизоды «уже виденного».

(Это мы с вами наблюдали при опухолях лобной доли — вялость, аспонтан- ность, снижение активности, эпилептические эквиваленты...)

Из космоса ей сообщили, что она будет целительницей и предвещательницей всего. Перед госпитализацией плохо спала, вновь появилась связь с космосом. По телевизору для нее показывали фильмы и концерты. Выступал А. Буйнов, но в его лице видела своего быв­шего мужа. В фильме про войну видела мужа и себя. Затем «они» показали дату ее смер­ти — 02.11.94 г. «Я уходила из жизни, ложилась в кровать, они говорили, что буду зады­хаться, что руки и ноги будут плохо сгибаться. Все так и происходило». При проведении расширенной ВКК вошла в кабинет с улыбкой на лице, села на стул, распахнув халат.

(Врач отметила некое пренебрежение общепринятыми моральными нормами.)

В контакт вступает охотно, многоречива, говорит громко, обращается к врачам на «ты», называет всех «ребятами». Охотно отвечает на все вопросы, просит не переби­вать, рассказывает о своем муже, о том, как она с ним общалась с помощью космоса и телевидения. Сексуально несколько расторможена, много говорит о том, как она «кру­тит» мужчинами.

(Вновь описывается нечто неподобающее для галлюцинаторно-параноидно­го синдрома — сокращение дистанции, бесцеремонность, сексуальная растормо- женность, вновь врачи не обращают внимание на особенности психического ста­туса — есть штамп, есть каркас, «впихнем же статус в этот каркас». Не помещает­ся? «Подстрогаем» чуть-чуть!)

Говорит о себе, как о ясновидящей, предсказательнице. Говорит, что космос избрал именно ее, так как она обладает каким-то особым дарованием. В настоящий момент на­личие «голосов» отрицает, но чувствует, что ее постоянно контролируют, «они всегда со мной». Легко переходит от одной темы к другой, охотно спела песню, рассказала стихотворение о себе. Импровизирует, сочиняет на ходу, совершенно не задумываясь, четверостишия, не лишенные смысла. Критики к своему состоянию нет, больной себя не считает.

Заключение ВКК: состояние расценивается как гипоманикальное с галлю­цинаторно-параноидной симптоматикой в рамках эндогенного процесса (рекур­рентная ши зофрения). В процессе лечения психотическая симптоматика купиро­валась. К перенесенному состоянию относилась критично, была выписана.

По итогам первой госпитализации, если оценивать ее post factum, обращает на себя внимание отсутствие помрачения сознания, иллюзорно-фантастического и грезоподобного восприятия окружающего мира, двойной ориентировки. Таким образом, отсутствуют все основные элементы даже в зачаточном состоянии оней- роидного синдрома, а также и параноидность. Имело место особое аффективное состояние, условно располагающееся между гипоманиакальностью и эйфорией, снижение межперсональной дистанции, некоторая сексуальная расторможен- ность, феномены, никак не вписывающиеся ни в один из этапов онейроида. От­сутствие критики на самом деле было анозогнозией, связанной с поражением не­которых отделов лобной доли мозга. Не обратили внимание на некую жалобу о сведении левой руки и ноги и удушье. «Прошли мимо» снижения этического уровня личности, гиперсексуальности, сокращения межличностной дистанции. Не оценили по достоинству и самый важный феномен, уже никак не вписываю­щийся в клиническую картину рекуррентной шизофрении, — обонятельные ис­тинные галлюцинации со специфическим запахом интимной приятности (оргаз­ма). И самое главное - диагностирование параноидного состояния проведено без оснований. Где параноидный бред? Пациентка пересказывала содержание ис­тинных вербальных галлюцинаций, транслировала их от себя врачам. Не было ни бредовой разработки космической темы, ни бредовых интерпретаций, ни особой паралогики и логического обоснования своих суждений, не было и ухода в иную, отличную от всех жизнь. Наоборот, весь ее психический статус говорил о здеш- ности, приземленности, обыденности переживаний, несмотря на космическое содержание галлюцинаторных переживаний. Да и космичность определялась только словом «космос», а не масштабностью феноменов.

В дальнейшем наблюдалась амбулаторно участковым психиатром. 19 ноября 1995 г. была доставлена в диспансер врачом-психотерапевтом ГБ №8 с целью дифференциальной диагностики после обнаружения у нее огромной опухоли ольфакторной ямки лобной доли правого полушария. На компьютерной томографии мозга определялась опухолевидное об­разование размерами 7x5 см. При беседе JI.A. жаловалась на слабость в левой руке и левой ноге, головные боли, тошноту. Сама не сообщала, но визуально определялся центральный парез лицевого нерва справа с асимметрией нижней половины лица. Сообщала, что пом­нит переживания, с которыми лежала в нашем стационаре несколько месяцев назад, ко­гда общалась с космосом и ее показывали по телевизору. В артисте, которого показывали по телевизору, видела лицо своего второго мужа. Думала, что она умирает, так как ее собака убегала от нее, а собаки покидают мертвых. Помнит, как главный врач сидел за большим письменным столом. Но имя его не запомнила. Пе могла при этом осмотре вспомнить имена заведующей отделением и лечащего врача. Перепутала даты замуже­ства. В качестве самого яркого впечатления хорошо помнит сильный специфический за­пах «приятности», какой бывает при интимной близости с мужем. Сообщала, что могла продлевать «приятность». Приводит пример. Когда заходила в ванную стирать белье, на нее находило это «специфическое ощущение приятности». Сообщала, что на протяжении последующих месяцев, хотя общение с космосом закончилось, продолжались время от вре­мени эпизоды появления «специфической приятности с запахом близости с мужчиной». Была эмоционально вполне адекватной, слегка усталой, истощаемой. Во время осмотра было высказано сомнение в первоначальном диагнозе, но большая часть врачей считала, что опухоль наложила своеобразие на клиническую картину шизофрении. Менее чем через год после госпитализации в ПНД была прооперирована по поводу опухоли головного мозга (гемангиобластической менингиомы) в НИИ им. Н.Н. Бурденко. В 1996 г. оперирована по­вторно в БСМП г. Набережные Челны. Отмечает часто возникающие головные боли в за­тылочной области. Периодически «сводит» всю левую половину тела. За время наблюде­ния участковым психиатром отмечались неустойчивость настроения, нарушения мыш­ления с элементами резонерства, сохранялись резидуальные высказывания о связи с космосом без критичного отношения к ним со стороны больной. В то же время Ч. Л.А. свое поведение контролировала, обострения психотической симптоматики, требующего недобровольной госпитализации в психиатрический стационар, у нее не наблюдалось, а от предлагавшегося дважды лечения в стационаре на дому отказывалась. Состояние ее рас­ценивалось как состояние ремиссии при рекуррентной шизофрении (амб. карта ПНД). По месту жительства характеризовалась как «спокойная женщина», но голосу нее всегда на повышенных тонах и очень эмоциональна, так как она перенесла операцию на голове. Она готова прийти на помощь. После операции изменилась, но агрессии у нее нет, она «поря­дочная женщина». Жалоб на нее от соседей нет; При встрече через несколько лет (в 2002 г.) во время АСПЭ обнаруживала оживленность, эмоциональную сохранность, смеялась в ответ на юМор и шутки, склонна была поиронизировать над собой. Красочно описывала свое правонарушение, осуждая нравы «новых русских» и их барские замашки, от которых у всех нормальных людей возникает здоровая злость. Из постановления из­вестно, что 1 мая 2002 г. около 10 ч 30 мин Ч. Л.А., находясь около магазина «SELA», учи­нила хулиганские действия в отношении Р. и Д., где она нанесла один удар ногой Д. и те­лесные повреждения Р., стала руками стучать по стеклу автомашины, принадлежащей Р., при этом разбила боковое стекло, зеркало, после чего подобрала деревянную палку и нанесла 1 удар по автомашине.

Неврологическое состояние: отмечается асимметрия носогубных складок, девиация языка влево. В позе Ромберга покачивается, при пальце-носовой пробе промахивается слева.

Психическое состояние: ориентирована верно. О цели экспертизы знает. Держится свободно. Все время жует жвачку. Беседует охотно, в беседе активна, многоречива. Встает, ходит по кабинету, подходит к председателю экспертной комиссии, обращает­ся к нему, напоминает о том, что ранее с ним беседовала, когда лечилась в ПНД. Активно жестикулирует. Речь эмоционально заряжена. Отмечает периодически мысленные «голо­са», не может определить — мужские или женские, которые общаются с ней, советуют что-либо. Говоря об этом, их называет: «Они». «Они», кроме того, периодически делают неприятные запахи. Память на текущие события сохранна. Внимание удерживается. Эмоционально лабильна, в ходе беседы на глазах появляются слезы. Относительно инкри­минируемого ей правонарушения сообщила, что случайно задела машину, стоявшую у подъезда. У машины сработала сигнализация. Затем из магазина выбежали 3—4 женщи­ны, которые сбили ее с ног, били. Она отбивалась, схватив какую-то палку, может, по­пала и по машине.

Поделитесь ссылкой:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить